все шаблоны для dle на сайте newtemplates.ru скачать

ЗАХЛАМИНО ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ (К. Ткаченко)

Просмотров: 714
ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ
  
   На месте Нефтяников ранее располагалась деревня Захламино.
   Кажется невероятным, что спустя поколение, каких-то двадцать-тридцать лет, никто не мог показать каких-то примет былого селения, ориентиров, связывающих историческое место с современностью.
   Отчасти в этом можно винить плоский рельеф местности, действительно не дающий никаких зацепок зрению и памяти. Единственный ориентир на сотни вёрст окрест - это Иртыш, но его бесконечные извивы сами по себе однообразны. Только речники способны ориентироваться в бесчисленных протоках, островах и извилинах, которые плавно и незаметно перетекают друг в друга, в конце концов оставаясь в памяти однообразной панорамой зелёного прибрежного ивняка и жёлтых глинистых обнажений.
   Если в здесь ранее что-то существовало, но не оставило монументальных развалин, то без надёжных ориентиров на местности исчезает бесследно. Только человеческая память сохраняет обрывки свидетельств о былой жизни. А потом, со временем, не имея материальных подтверждений, совершенно стираются и они. Это общее свойство всей Западносибирской равнины, которая всегда представляется пришельцам tabula rasa, чистым листом, на котором они могут писать историю с самого начала.
   Основатели Захламино не имели никакого представления о своих предшественниках и считали себя первопоселенцами от зарождения мира - позднее точно такое убеждение сыграло с ними такую же шутку и стёрло с лица земли саму деревню и память о ней.
   В доступной литературе мне не удалось отыскать точную дату основания "Захламиной деревни". Из исторического контекста: основание Омской крепости в 1716 году сопровождалось появлением близрасположенных станиц и деревень. Наряду с Омской упоминают Чернолученскую слободу (она же станица) на севере и Ачаирскую (в том же неопределённом статусе) - на юге. Чернолученская и Ачаирская слободы возникли одновременно примерно на одинаковом расстоянии от Омской крепости - до сорока вёрст. Это стандартный дневной переход. Основаны они были практически одновременно на стратегической коммуникации, связывающей Тару с верховьями Иртыша. На официальный военно-политический скелет сразу же нарастала плоть из деревушек и запашек. Захламина деревня была ближайшей к Омску из ряда станиц-деревень верх по правому крутому берегу Иртыша, расположенных друг от друга на расстоянии часа ходьбы - пяти-шести километров.
  На карте 1745 года на правом берегу Иртыша между Чернолученской слободой и Омской крепостью располагаются два селения. Одно называется Кулачье и в нём можно видеть зародыш нынешнего обширного Большекулачья, другое - Захламино. Следовательно, Захламино - одна из старейших деревень в окрестностях Омска. Название своё деревня получила от древнеславянского 'хлам' - 'холм', которое сходно звучит на украинском, болгарском и сербском. За-хламино - то есть, за холмом. И действительно, Омск и Захламино отделяла возвышенность, которая на плоской равнине воспринималась как настоящий холм. Отчего в названии проявился южный акцент - сказать трудно: видимо, сказалась пестрота первых поселенцев Омска или типичная для населения Сибири малоросская составляющая.
   Разнобой в точном определении статуса отчего-то характерен для поселений в полосе Сибирского казачьего войска. Странно, вот на юге Европейской России обозвать станицу войска Донского или Кубанского деревней язык ни у кого не поворачивался (тамошние казачки были людьми сурьёзными и за сопоставление с презираемыми ими расейскими били в морду). А вот в окрестностях Омска (не берусь расширять это суждение на остальную Западную Сибирь) населённый пункт одного наименования разными авторами обзывается то деревней, то слободой, то станицей. Или казачий облик станиц в мирной Сибири не бросался в глаза как на милитаризированном юге России, или же в разные периоды истории населённые пункты относились к разным бюрократическим категориям.
   Захламино в этом ряду упоминается то как деревня, то как станица. Разумеется, до 1920 года, когда всякая память о Сибирском казачьем войске уничтожается - вместе с самим субэтносом сибирских казаков.
   Расположенная в тени Омска деревня удостоилась лишь отрывочных упоминаний в краеведческой литературе.
   Капитан Иван Григорьевич Андреев, будучи переведён в Омск из Семипалатинска, "..10-го числа (июня месяца 1796 года) ездил в Захламину деревню, взял у мужичка Кирилы Холмогорова земли в верстах в 4-х для посева хлеба, и тогда ж зачал сеять овса". Видно, честный служака таким образом пытался прожить на скудное офицерское жалование, чему немало страниц посвящено в его замечательном труде "Описание Средней орды киргиз-кайсаков, с касающимися до сего народа, також и прилегающих к российской границе по части Колыванской и Тобольской губерний крепостей дополнениями". В скобках стоит добавить - и вести наряду с ревностным исполнением служебных обязанностей высокоинтеллектуальную жизнь: в наследство от него осталось ещё несколько замечательных исторических и этнографических трудов, хозяйственных прожектов и создание первого в Сибири литературного журнала "Иртыш, превращающийся в Иппокрену".
   Спустя полвека деревня удостаивается замечания туриста Иосифа Белова "Путевые заметки и впечатления по Западной Сибири" (1850 г.) :"...смиренная деревня Захламино, окруженная подобно рогатками, ветряными мельницами." Сельскохозяйственная округа Омска кормила помимо скромного городка и отнюдь нескромного гарнизона еще десятки тысяч сибиряков и степняков. Для неё мельницы действительно были типичной частью пейзажа: не только ветряные на продуваемых всеми ветрами полях, но и водяные. Последние при особом желании можно было различить на противоположном от Захламино берегу Иртыша - на пересохшей ныне Камышловке.
  В начале двадцатого века ближайшая к городу деревенька упоминается как место разгула - особенно купеческого. Омские обыватели выезжали на тройках в гостеприимные захламинские кабаки и дома, где предавались разгулу с местным колоритом - скорее всего, пьянке до белой горячки.
  На берегу Иртыша между опытными полями Сибирской аграрной академии и Захламино располагались дачи зажиточных обитателей Омска - в частности, купчихи Шаниной, владелицы торговых рядов в центре города.
   Если бы риторический вопрос: "кому живётся весело, вольготно на Руси" обрёл бы добротное статистическое обоснование, то в числе немногих счастливцев оказались бы сибирские крестьяне, особенно вблизи городов и трактов. Они не испытывали дефицита в земле, что было проклятием Центральной России, они не знали унижающего помещичьего ига, да и начальства в Сибири было не пример меньше чем вблизи столиц Российской империи. Правда, сибирская почва и сибирский же климат райскими не назовёшь, но по сравнению с остальными российскими бедами они казались легко преодолимыми. Омская аграрная округа с самого начала имела немногочисленное население на относительно плодородных землях в относительно же благоприятном климате. Рядом же располагался обширный (по сибирским меркам) рынок сбыта. В окрестностях Омска жили казаки и крестьяне. Первых постоянно отвлекали имперские войны, которые разбрасывали омичей от Китая до Китая - от Семиречья до Амура; вторые размножались на вольной земле, принимали пришельцев из-за Урала и мало-помалу окружили город множеством деревень. Поток столыпинских переселенцев прокатился мимо Омска, потому что здесь плотность сельского населения уже была критической; всё-же часть из них закрепилось тут батраками и с начала двадцатого века стала врастать в налаженный быт. По тому, что в окрестностях Омска не было крестьянских выступлений, можно предположить, что сословные и социальные противоречия не достигали здесь особой остроты.
  Станица Захламино была в 1918 году базой белых добровольцев Анненкова, отсюда они уходили в легендарный налёт в самое большевистское логово, центр Омска, за стягом Ермака. Красной власти во время "триумфального шествия Советской власти" в пригородных деревеньках-станицах не было, большевики рисковали появляться здесь только в сопровождении вооружённых отрядов. Гражданская война никак не затронула окрестности Омска - настолько быстро и без применения артиллерии менялась боевая обстановка. Где-то за Захламино, ближе к Николаевке по неокрепшему льду Иртыша 14 ноября 1919 года шли в глубокий фланговый обхват Омска с севера части Тухачевского. Никаких попыток остановить их, равно как и в других местах, не было.
  В советское время Захламино пережила коллективизацию в конце 20-х и репрессии 1937 года. Тех, кого причислили к сибирским казакам и прочим социально опасным элементам увезли, так что о судьбе их можно только догадываться. Во всяком случае, обратно они не вернулись.
  В 30-40-е на месте Захламино был колхоз имени 7-го Ноября Захламинского сельсовета Омского района Омской области.
  скачать dle 11.1смотреть фильмы бесплатно